Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:
Задача русской мысли — спасти западную философскую традицию от тоталитарных трактовок

Задача русской мысли — спасти западную философскую традицию от тоталитарных трактовок

Философ
В ответ на новость:

Андрей Смирнов: русская философия должна быть самостоятельной и без истерик

Читать далее...

Задача русской мысли — спасти западную философскую традицию от тоталитарных трактовок

Вопрос «Сможет ли существовать русская философия вне Запада?» весьма интересен, поскольку заставляет осуществить глубокую рефлексию историко-философских и институциональных аспектов в истории русской философии. Осмыслению в данном вопросе подлежит прежде всего концепт «Запада», поскольку сегодня под терминами «коллективный Запад», «страны Европы» мы понимаем скорее военно-политические и экономические блоки, а не интеллектуальную традицию академического познания, связанную с университетами и академиями, с миром категорий, идеалов и ценностей.

            Полагаю, что русская / российская философская культура — это органическая часть западной философской традиции во всех своих изводах и начинаниях. Речь идет о творческом освоении наследия античной и византийской философии в средневековой период российской истории, а также об открытом и драматическом восприятии идей Просвещения, философских учений XIX – XX вв. Не случайно, один из известных российских философов нач. ХХI в. Сергей Хоружий в каждой из своих работ по истории русской / российской философии призывал видеть Большой Контекст культуры, не редуцировать мир российской цивилизации до узких интерпретаций.
            Напомню, что Сергей Хоружий определял русскую философию как восточнохристианский (православный) дискурс в универсуме европейского разума. Действительно, институционально русская философия имеет в своей толще множество направлений и течений представители которых способны мылить:
— и максимально абстрактно в интенциях трансценденции (яркий пример доведенный до предела русский космизм Николая Федорова и Владимира Вернадского);
— и максимально конкретно, отталкиваясь от аналитики исторических событий.

            Возможен ли Петр Чаадаев без Отечественной войны 1812 г. или Николай Данилевский без «ожога» Крымской войны 1853 – 1855 гг., а расцвет русской религиозной философии без отклика на события русской революции 1905 – 1922 гг. (в трактовке Т. Шанина), Первой мировой и гражданских войн, осмысления драм и достижений советского периода.

            Величие Алексея Федоровича Лосева в том, что в своем философском творчестве он синергийно сочетал и глубину античной философии, и динамику христианской мысли средневековья, свежесть идей Ренессанса и драму новоевропейской мысли тесно увязанную с историей России ХХ в.

            Российский философский конгресс «Философия в полицентричном мире», который начнется 26 мая – полагаю, будет опытом гуманитарной навигации (по Олегу Генисаретскому), опытом самоопределения в универсуме европейского разума в условиях, когда, возможно, сам этот разум «сошел в рельс», заблудился в зазеркальях постмодернизма.

            Для русской философии – это продолжение итераций 1914 – 1918 гг., отмеченного текстом Владимира Эрна «От Канта к Круппу»; итераций 1941 – 1945 гг., когда советские философы фактически спасли европейскую философскую традицию от различных тоталитарных трактовок. Также полагаю, что для современных философов будет интересна интенция работ «Вечное в русской философии» Бориса Вышеславцева, концепты России как «мира миров» Михаила Гефтера или «острова России» Вадима Цымбурского, идеи «Евразии и всемирности» Владимира Малявина.

Поддержало: 2
1 комментариев
  • Розалия Рупова
    Розалия Рупова
    Мысль, уж если она не носится на всех ветрах исторических обстоятельств, а видит себя живущей в пространстве Традиции, всегда, как и сама Традиция, проходит по лезвию ножа между вечно транслируемым содержанием Традиции и конкретными историческими реалиями.