Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Какие выводы можно сделать из речи президента Владимира Путина на ПМЭФ?

Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог
Явно прозвучал отказ от автаркии как направления развития России.
читать полностью
Борис Межуев
Политолог

Действительно, отказ от автаркии явно прозвучал в речи президента на ПМЭФ. В данном случае, автаркия понимается как идея того, что Россия опирается только на собственные силы. Экономический строй сокращает до минимума внешнюю торговлю, пытается выйти из всех глобальных цепочек разделения труда и строить все свое. Эта идея сильно лоббируется целым рядом экономистов и экспертов, но поддержки президента явно не получает. Даже более того, в этой речи не прозвучало разделения между дружественными и недружественными странами. Идея экономической конфронтации с недружественными странами тоже отсутствует, и это явно шаг в сторону континентальной Европы, а не Великобритании или Соединенных Штатов, с которыми сейчас особенного экономического взаимодействия нет.

Речь идет о том, что если, условно говоря, страны Запада откажутся от самоубийственной политики изоляции России (безумной и бездумной, как говорил президент), мы не будем выбирать курс на 100-процентную изоляцию. Было даже сказано, что импортозамещение — это не панацея.

Было довольно заметно, что роль Китая никак особенно не подчеркивалась. Я не услышал, что Пекин играет для нас приоритетную роль. Вчера состоялся телефонный разговор между президентом России и председателем КНР, но идея разворота на Восток также не прозвучала.

Говорилось о том, что Россия сохраняет идею экономической открытости. При этом считается, что Запад перестает играть роль безопасной гавани для финансов по причине раскрученной инфляции: практически сжигаются деньги, вложенные в западную экономику (в американскую в том числе) и в силу конфискационной политики.

Запад перестает быть удобной и безопасной зоной для вложения капиталов. Но в России надеются, что наша страна как раз таковой может стать, и другие незападные страны могут быть гораздо более устойчивым объектом инвестиций и вложений.

Запад проиграл игру в либерализм. По сути дела, президент сказал, что экономический либерализм и Запад разошлись в разные стороны. Запад отверг либеральные принципы, посчитав что они не служат больше экономическим интересам. В результате Запад перестал быть Меккой для предпринимателей и обладателей больших капиталов. В этом есть своя правда, мы же будем надеяться, что, в первую очередь, Россия станет объектом приложения собственно российских капиталов. Нельзя надеяться, конечно, что, например, арабские капиталы потекут к нам через год.

Тем не менее, философия крепости-России в речи президента точно не получила никакой поддержки. Это не крепость-Россия, это скорее новая экономическая политика, максимально благосклонная ко всем, кто готов оказать нам помощь, но при этом с настойчивой рекомендацией российскому бизнесу перестать смотреть вовне, смотреть нужно внутрь.

В принципе, это либеральная речь, но в условиях конфликта с оплотом либерализма и линией Запада. Отказ от автаркии является главным маркером в этом выступлении.

Сергей Марков
Сергей Марков
Политолог
Президент Путин по-прежнему полон оптимизма, что после преодоления кризиса Россия будет иметь хорошие отношения и с Европой, и даже с США.
читать полностью
Сергей Марков
Политолог

Выступление нашего президента на ПМЭФ — это полное подтверждение всего того, что Владимир Путин говорил раньше.

Путин является самым проевропейским политиком, лидером России на протяжение всего столетия. И он по-прежнему полон оптимизма, что после преодоления кризиса Россия будет иметь хорошие отношения и с Европой, и даже с Соединенными Штатами Америки. Но! Он почти прямо сказал, что это произойдет только после того, как сегодняшние глупые европейские и американские политики, совершающие чудовищные ошибки, уйдут от власти.

А мы, Россия, продолжим свой путь максимального участия в глобальном мире, в глобальных цепочках и даже не будем заниматься никаким полным импортозамещением, будем участвовать в глобальной кооперации. Но только будем иметь в виду, что некоторые ключевые критически важные компетенции и технологические системы должны все-таки быть основаны на суверенитете, во-первых, а во-вторых, что есть и недружественные страны, и даже враждебные, от которых мы никоим образом не должны зависеть.

Это продолжение озвученной ранее политики: ваша гибридная война против России не собьет нас с того пути, по которому мы идем, потому что мы идем правильным путем, и мы уверены в этом.

Главное у президента Путина было не столько, что он сказал, сколько как он говорил: полный уверенности в правильности своего политического курса, правильности тех ценностей, на которых базируется его геополитический курс, полный уверенности, что будущее на его стороне.

Какие выводы можно сделать из речи президента Владимира Путина на ПМЭФ?
72%
28%
Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог
Явно прозвучал отказ от автаркии как направления развития России.
читать полностью
Борис Межуев
Борис Межуев
Политолог

Действительно, отказ от автаркии явно прозвучал в речи президента на ПМЭФ. В данном случае, автаркия понимается как идея того, что Россия опирается только на собственные силы. Экономический строй сокращает до минимума внешнюю торговлю, пытается выйти из всех глобальных цепочек разделения труда и строить все свое. Эта идея сильно лоббируется целым рядом экономистов и экспертов, но поддержки президента явно не получает. Даже более того, в этой речи не прозвучало разделения между дружественными и недружественными странами. Идея экономической конфронтации с недружественными странами тоже отсутствует, и это явно шаг в сторону континентальной Европы, а не Великобритании или Соединенных Штатов, с которыми сейчас особенного экономического взаимодействия нет.

Речь идет о том, что если, условно говоря, страны Запада откажутся от самоубийственной политики изоляции России (безумной и бездумной, как говорил президент), мы не будем выбирать курс на 100-процентную изоляцию. Было даже сказано, что импортозамещение — это не панацея.

Было довольно заметно, что роль Китая никак особенно не подчеркивалась. Я не услышал, что Пекин играет для нас приоритетную роль. Вчера состоялся телефонный разговор между президентом России и председателем КНР, но идея разворота на Восток также не прозвучала.

Говорилось о том, что Россия сохраняет идею экономической открытости. При этом считается, что Запад перестает играть роль безопасной гавани для финансов по причине раскрученной инфляции: практически сжигаются деньги, вложенные в западную экономику (в американскую в том числе) и в силу конфискационной политики.

Запад перестает быть удобной и безопасной зоной для вложения капиталов. Но в России надеются, что наша страна как раз таковой может стать, и другие незападные страны могут быть гораздо более устойчивым объектом инвестиций и вложений.

Запад проиграл игру в либерализм. По сути дела, президент сказал, что экономический либерализм и Запад разошлись в разные стороны. Запад отверг либеральные принципы, посчитав что они не служат больше экономическим интересам. В результате Запад перестал быть Меккой для предпринимателей и обладателей больших капиталов. В этом есть своя правда, мы же будем надеяться, что, в первую очередь, Россия станет объектом приложения собственно российских капиталов. Нельзя надеяться, конечно, что, например, арабские капиталы потекут к нам через год.

Тем не менее, философия крепости-России в речи президента точно не получила никакой поддержки. Это не крепость-Россия, это скорее новая экономическая политика, максимально благосклонная ко всем, кто готов оказать нам помощь, но при этом с настойчивой рекомендацией российскому бизнесу перестать смотреть вовне, смотреть нужно внутрь.

В принципе, это либеральная речь, но в условиях конфликта с оплотом либерализма и линией Запада. Отказ от автаркии является главным маркером в этом выступлении.

Закрыть Наверх
Сергей Марков
Сергей Марков
Политолог
Президент Путин по-прежнему полон оптимизма, что после преодоления кризиса Россия будет иметь хорошие отношения и с Европой, и даже с США.
читать полностью
Сергей Марков
Сергей Марков
Политолог

Выступление нашего президента на ПМЭФ — это полное подтверждение всего того, что Владимир Путин говорил раньше.

Путин является самым проевропейским политиком, лидером России на протяжение всего столетия. И он по-прежнему полон оптимизма, что после преодоления кризиса Россия будет иметь хорошие отношения и с Европой, и даже с Соединенными Штатами Америки. Но! Он почти прямо сказал, что это произойдет только после того, как сегодняшние глупые европейские и американские политики, совершающие чудовищные ошибки, уйдут от власти.

А мы, Россия, продолжим свой путь максимального участия в глобальном мире, в глобальных цепочках и даже не будем заниматься никаким полным импортозамещением, будем участвовать в глобальной кооперации. Но только будем иметь в виду, что некоторые ключевые критически важные компетенции и технологические системы должны все-таки быть основаны на суверенитете, во-первых, а во-вторых, что есть и недружественные страны, и даже враждебные, от которых мы никоим образом не должны зависеть.

Это продолжение озвученной ранее политики: ваша гибридная война против России не собьет нас с того пути, по которому мы идем, потому что мы идем правильным путем, и мы уверены в этом.

Главное у президента Путина было не столько, что он сказал, сколько как он говорил: полный уверенности в правильности своего политического курса, правильности тех ценностей, на которых базируется его геополитический курс, полный уверенности, что будущее на его стороне.

Закрыть Наверх
0 комментариев