Платформа дебатов и общественных дискуссий
Выпускается при поддержке:

Дебаты: Можно ли доверять электронному голосованию?

Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
Нет, нельзя. Электронное голосование – еще один инструмент в руках власти для выведения нужных ей результатов.
читать полностью
Максим Шевченко
Журналист

На данном этапе электронному голосованию абсолютно нельзя доверять. Оно является инструментом манипуляции и интервенции в выборный процесс со стороны властей, которые через свои ресурсы (Мос.ру, Госуслуги) контролируют электронные подписи избирателей. И самая главная проблема электронного голосования, что при традиционных выборах у вас есть наблюдатели, которые фиксируют протоколы и т.п., а при электронном голосовании наблюдателей нет. Только разве что Алексей Венедиктов – громогласный пиарщик «электронки». Таким образом, лишенные наблюдателей за системой, мы априори должны доверять власти, которая многократно выступала в роли жулика. Власть говорила, что якобы не имеет доступа к госуслугам, не собирает с бюджетников логины и пароли, не получает доступа на время выборов к их аккаунтам. И это никак нельзя проконтролировать.

Но, тем не менее, результаты выборы реализуются не за счет приписок голосов и фальсификаций. Власть в России уничтожает выборы как процесс, уничтожает их легитимность и популярность, делает явку минимально низкой. Я думаю, что на этих выборах явка была гораздо ниже заявленных сорока с небольшим процентов. В том же Дагестане явка была 11-12%, но написали, естественно, 90%. Кавказ традиционно помогает «Единой России». И за счет подобного, власть догоняет явку до числа бюджетников.

Я уверен, что 50% избирателей даже не знали, что в России прошли выборы, может быть, думали, что идет какое-то ток-шоу с минутными дебатами. Эти выборы никак не стали главным политическим событием нынешних лета и осени.

И электронное голосование в этом контексте – еще один инструмент, который получает власть, полностью контролирующая государственный сегмент интернета, где и проходит само такое голосование, для манипуляций и нужных результатов.

Что касается перспектив развития электронного голосования, то оно имеет смысл только при нескольких условиях: если в людях есть гражданское самосознание и чувство гражданской ответственности; и если есть независимые СМИ, которые публикуют факты о нарушениях избирательного процесса.

Мне кажется, было бы актуальным ввести в России закон по примеру австралийского, когда за неучастие в выборах полагается достаточно крупный штраф. Человек должен участвовать в формировании политической системы. Очевидно, что без этого любая процедура голосования будет умозрительной и несущественной. Если у граждан нет ощущения, что эта страна – их страна, если есть ощущение, что начальство все решит, то никакое голосование – ни электронное, ни традиционное – не имеет смысла.

В моей избирательной кампании мне стыдиться не за что. И по моим данным, конечно, мы набрали больше 3%, да и я лично набрал куда больше тех цифр, которые мне нарисовали в 208 округе. Но контролировать в России результаты выборов никто не может. Если уж Николай Бондаренко проигрывает свой округ в Саратове, о чем тут говорить?

Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог
Да, можно. Машина не совершает человеческих ошибок, и в будущем электронное голосование будет только развиваться.
читать полностью
Константин Костин
Политтехнолог

В какой-то перспективе, конечно, все выборы неизбежно перейдут в интернет. Это вопрос времени, но не ближайших 5-10 лет. Так или иначе, от выборов к выборам количество избирателей, голосующих онлайн, количество электоральных процедур, где можно именно таким образом исполнить свой гражданский долг, будет возрастать. Потому что это удобно, это отвечает запросам современного человека, который в своих бытовых практиках сегодня все может делать либо при помощи мобильных устройств, приложений, либо с помощью соответствующих порталов. Чем больше будет доля молодых новых избирателей среди тех, кто голосует, тем выше будет спрос на дистанционное электронное голосование.

Вопрос доверия такого рода голосованию также будет решен по мере того, как будет развиваться процедура. Будут развиваться и методики, связанные с наблюдением и контролем. Я сразу хочу оговориться, что даже сейчас 80% нарушений на выборах – это технические ошибки и человеческий фактор. Машина не может совершить человеческую ошибку, это алгоритм, который действует по эталонной программе. Следить за тем, чтобы не было искажений результатов, можно с помощью технических средств контроля. За участками мы следим при помощи видеокамер, и, вероятно, по мере увеличения онлайн-избирателей появится возможность технически следить и за электронным голосованием.

На этих выборах электронным голосованием очень эффективно воспользовалась «Единая Россия». В то время как другие партии с осторожностью относились к нему, коммунисты вообще призывали своих сторонников не регистрироваться в системе ДЭГ (досрочное электронное голосование), «ЕР» поступила ровно наоборот: говорила о том, что ДЭГ – это самая прогрессивная и удобная форма волеизъявления. Людям не нужно жертвовать личными планами, временем, они могут проголосовать удаленно, из дома за несколько секунд.

«Единая Россия» извлекла наибольшую пользу для себя из системы электронного голосования. Для нее это стало комфортной формой мобилизации своих сторонников. Существовала проблема, когда лояльный электорат, поддерживающий власть, считал, что нужное количество голосов партия и так получит, поэтому можно не ходить на выборы. Электронное голосование эту картину изменило.

Совокупность факторов привела в Москве к такому масштабному голосованию онлайн, в том числе, и программа мэрии «Миллион призов», и, конечно, активная агитация воспользоваться электронной формой голосования от «ЕР».

Можно ли доверять электронному голосованию?
76%
24%
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист
Нет, нельзя. Электронное голосование – еще один инструмент в руках власти для выведения нужных ей результатов.
читать полностью
Максим Шевченко
Максим Шевченко
Журналист

На данном этапе электронному голосованию абсолютно нельзя доверять. Оно является инструментом манипуляции и интервенции в выборный процесс со стороны властей, которые через свои ресурсы (Мос.ру, Госуслуги) контролируют электронные подписи избирателей. И самая главная проблема электронного голосования, что при традиционных выборах у вас есть наблюдатели, которые фиксируют протоколы и т.п., а при электронном голосовании наблюдателей нет. Только разве что Алексей Венедиктов – громогласный пиарщик «электронки». Таким образом, лишенные наблюдателей за системой, мы априори должны доверять власти, которая многократно выступала в роли жулика. Власть говорила, что якобы не имеет доступа к госуслугам, не собирает с бюджетников логины и пароли, не получает доступа на время выборов к их аккаунтам. И это никак нельзя проконтролировать.

Но, тем не менее, результаты выборы реализуются не за счет приписок голосов и фальсификаций. Власть в России уничтожает выборы как процесс, уничтожает их легитимность и популярность, делает явку минимально низкой. Я думаю, что на этих выборах явка была гораздо ниже заявленных сорока с небольшим процентов. В том же Дагестане явка была 11-12%, но написали, естественно, 90%. Кавказ традиционно помогает «Единой России». И за счет подобного, власть догоняет явку до числа бюджетников.

Я уверен, что 50% избирателей даже не знали, что в России прошли выборы, может быть, думали, что идет какое-то ток-шоу с минутными дебатами. Эти выборы никак не стали главным политическим событием нынешних лета и осени.

И электронное голосование в этом контексте – еще один инструмент, который получает власть, полностью контролирующая государственный сегмент интернета, где и проходит само такое голосование, для манипуляций и нужных результатов.

Что касается перспектив развития электронного голосования, то оно имеет смысл только при нескольких условиях: если в людях есть гражданское самосознание и чувство гражданской ответственности; и если есть независимые СМИ, которые публикуют факты о нарушениях избирательного процесса.

Мне кажется, было бы актуальным ввести в России закон по примеру австралийского, когда за неучастие в выборах полагается достаточно крупный штраф. Человек должен участвовать в формировании политической системы. Очевидно, что без этого любая процедура голосования будет умозрительной и несущественной. Если у граждан нет ощущения, что эта страна – их страна, если есть ощущение, что начальство все решит, то никакое голосование – ни электронное, ни традиционное – не имеет смысла.

В моей избирательной кампании мне стыдиться не за что. И по моим данным, конечно, мы набрали больше 3%, да и я лично набрал куда больше тех цифр, которые мне нарисовали в 208 округе. Но контролировать в России результаты выборов никто не может. Если уж Николай Бондаренко проигрывает свой округ в Саратове, о чем тут говорить?

Закрыть Наверх
Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог
Да, можно. Машина не совершает человеческих ошибок, и в будущем электронное голосование будет только развиваться.
читать полностью
Константин Костин
Константин Костин
Политтехнолог

В какой-то перспективе, конечно, все выборы неизбежно перейдут в интернет. Это вопрос времени, но не ближайших 5-10 лет. Так или иначе, от выборов к выборам количество избирателей, голосующих онлайн, количество электоральных процедур, где можно именно таким образом исполнить свой гражданский долг, будет возрастать. Потому что это удобно, это отвечает запросам современного человека, который в своих бытовых практиках сегодня все может делать либо при помощи мобильных устройств, приложений, либо с помощью соответствующих порталов. Чем больше будет доля молодых новых избирателей среди тех, кто голосует, тем выше будет спрос на дистанционное электронное голосование.

Вопрос доверия такого рода голосованию также будет решен по мере того, как будет развиваться процедура. Будут развиваться и методики, связанные с наблюдением и контролем. Я сразу хочу оговориться, что даже сейчас 80% нарушений на выборах – это технические ошибки и человеческий фактор. Машина не может совершить человеческую ошибку, это алгоритм, который действует по эталонной программе. Следить за тем, чтобы не было искажений результатов, можно с помощью технических средств контроля. За участками мы следим при помощи видеокамер, и, вероятно, по мере увеличения онлайн-избирателей появится возможность технически следить и за электронным голосованием.

На этих выборах электронным голосованием очень эффективно воспользовалась «Единая Россия». В то время как другие партии с осторожностью относились к нему, коммунисты вообще призывали своих сторонников не регистрироваться в системе ДЭГ (досрочное электронное голосование), «ЕР» поступила ровно наоборот: говорила о том, что ДЭГ – это самая прогрессивная и удобная форма волеизъявления. Людям не нужно жертвовать личными планами, временем, они могут проголосовать удаленно, из дома за несколько секунд.

«Единая Россия» извлекла наибольшую пользу для себя из системы электронного голосования. Для нее это стало комфортной формой мобилизации своих сторонников. Существовала проблема, когда лояльный электорат, поддерживающий власть, считал, что нужное количество голосов партия и так получит, поэтому можно не ходить на выборы. Электронное голосование эту картину изменило.

Совокупность факторов привела в Москве к такому масштабному голосованию онлайн, в том числе, и программа мэрии «Миллион призов», и, конечно, активная агитация воспользоваться электронной формой голосования от «ЕР».

Закрыть Наверх
0 комментариев