Платформа дебатов и общественных дискуссий

Дебаты: Как развивать экономику Северного Кавказа?

Константин Казенин
Константин Казенин
Регионовед
Необходимы не мегапроекты, а помощь реально существующему малому и среднему бизнесу
читать полностью
Константин Казенин
Регионовед
Достаточно посмотреть на официальную статистику, чтобы понять, что регионы Северного Кавказа находятся на невысоких позициях относительно других субъектов страны, поэтому оценка, данная премьер-министром Мишустиным, вполне объективна.
Причина неуспеха программ господдержки региона состоит в том, что подходы, которые восторжествовали в 2010 году, когда была принята первая стратегия и сформирован Северо-Кавказский федеральный округ, были основаны на создании очень крупных - относительно масштабов республик - проектов, в первую очередь, в сфере туризма, с существенным уровнем государственных гарантий и государственной поддержки.
Само по себе это не сработало, и вряд ли в российских региональных реалиях такой подход вообще может быть успешен, так как на практике он вырождается в то, что группы региональных чиновников получают возможность контролировать бюджетные средства и после этого они уже не заинтересованы в реальном развитии того или иного проекта.
Вторая ошибка - игнорирование проблем тех реальных предпринимателей и реальной экономики, которые есть в республиках Северного Кавказа. Речь идет о малом бизнесе с большим количеством занятого местного населения: обувная промышленность в Дагестане, текстильная в Карачаево-Черкесии. По целому ряду причин они не полностью легализованы, что не позволяет предпринимателям получить доступ и к разного рода кредитам, льготным займам и другим мерам господдержки. И здесь ресурс развития очень большой, но для его реализации нужна совершенно другая институциональная среда.
Если говорить об участии крупного капитала в развитии экономики региона, то даже те крупные московские предприниматели, которые являются выходцами из республик, за редким исключением воспринимают инвестирование в Северный Кавказ скорее как общественную нагрузку, которая, конечно, может принести те или иные дивиденды, но скорее не экономического плана.
Тем не менее, есть и положительные сдвиги. За последние 5-6 лет на Кавказе существенно вырос уровень безопасности, что привело к значительному росту турпотока, например, в Дагестане. За редкими исключениями, обслуживанием турпотока занимается малый бизнес, это не какие-то мегапрокты, кроме, пожалуй, карачаевского Архыза. 
Но рост безопасности сам по себе не привел к инвестиционному буму, потому что оказалось, что помимо этого очевидного барьера на Северном Кавказе остаются прочие трудности, характерные и для других российских регионов: низкое доверие бизнеса к власти, к правоохранительным органам. Поэтому путь, который нужно проделать и Кавказу, и другим субъектам Российской Федерации для роста экономики примерно одинаков.
Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог
На Кавказе нужно повторение советских пятилеток и ударной индустриализации
читать полностью
Дмитрий Журавлев
Политолог
Оценка премьер-министра Михаила Мишустина объективно отражает ситуацию по Северному Кавказу: наши усилия к ожидаемому результату не привели.
С моей точки зрения (напомню, я политолог, а не экономист) проблема была в том, что предпринимаемые меры были именно мерами поддержки экономики, в то время как Северный Кавказ нужно не поддерживать, а создавать заново.
Идея мер поддержки, использования макроэкономических стимулов построена на том, что в общем все хорошо, но надо, чтоб было лучше. А что, если системы нет совсем? Тогда все эти стимулы не помогают.
То, что у вас в регионе снижены налоги на инвестиции - очень важно в Москве или в условной Оклахоме, но где-нибудь между Нальчиком и Назранью это совершенно не важно, потому что найти дурака, который захочет инвестировать туда, не так легко. Причем важна не только сама безопасность, сколько вера в эту безопасность. Может быть, там даже безопасность есть, но никто не хочет это проверять.

Пока даже если на Кавказе снижены налоги, а в соседнем Краснодарском крае - нет, то инвестор скорее пойдет в Краснодарский край, потому что он его не боится. И вопрос даже не в том, есть ли чего боятся объективно, а в уже сформированном имидже - что это опасный регион, что вкладываться туда не стоит, а наоборот, нужно как можно быстрее оттуда бежать. При этом у местных людей своих денег на развитие экономики мало.

Исправление репутации не может идти в отрыве от остального. Чтобы люди поверили, нужно им факты демонстрировать - новые предприятия, хорошую инфраструктуру. Тут нужно задействовать не макроэкономические механизмы, а проводить что-то вроде советских пятилеток и индустриализации. Там надо строить дороги, заводы, обеспечивать безопасность вложений.

 

Это очень долгосрочный проект, но потенциал у него огромный, потому что это действительно богатый край: ведь в советское время это была “и житница, и здравница, и кузница”, как говорил товарищ Саахов из "Кавказской пленницы".
Как развивать экономику Северного Кавказа?
70%
30%
Константин Казенин
Константин Казенин
Регионовед
Необходимы не мегапроекты, а помощь реально существующему малому и среднему бизнесу
читать полностью
Константин Казенин
Константин Казенин
Регионовед
Достаточно посмотреть на официальную статистику, чтобы понять, что регионы Северного Кавказа находятся на невысоких позициях относительно других субъектов страны, поэтому оценка, данная премьер-министром Мишустиным, вполне объективна.
Причина неуспеха программ господдержки региона состоит в том, что подходы, которые восторжествовали в 2010 году, когда была принята первая стратегия и сформирован Северо-Кавказский федеральный округ, были основаны на создании очень крупных - относительно масштабов республик - проектов, в первую очередь, в сфере туризма, с существенным уровнем государственных гарантий и государственной поддержки.
Само по себе это не сработало, и вряд ли в российских региональных реалиях такой подход вообще может быть успешен, так как на практике он вырождается в то, что группы региональных чиновников получают возможность контролировать бюджетные средства и после этого они уже не заинтересованы в реальном развитии того или иного проекта.
Вторая ошибка - игнорирование проблем тех реальных предпринимателей и реальной экономики, которые есть в республиках Северного Кавказа. Речь идет о малом бизнесе с большим количеством занятого местного населения: обувная промышленность в Дагестане, текстильная в Карачаево-Черкесии. По целому ряду причин они не полностью легализованы, что не позволяет предпринимателям получить доступ и к разного рода кредитам, льготным займам и другим мерам господдержки. И здесь ресурс развития очень большой, но для его реализации нужна совершенно другая институциональная среда.
Если говорить об участии крупного капитала в развитии экономики региона, то даже те крупные московские предприниматели, которые являются выходцами из республик, за редким исключением воспринимают инвестирование в Северный Кавказ скорее как общественную нагрузку, которая, конечно, может принести те или иные дивиденды, но скорее не экономического плана.
Тем не менее, есть и положительные сдвиги. За последние 5-6 лет на Кавказе существенно вырос уровень безопасности, что привело к значительному росту турпотока, например, в Дагестане. За редкими исключениями, обслуживанием турпотока занимается малый бизнес, это не какие-то мегапрокты, кроме, пожалуй, карачаевского Архыза. 
Но рост безопасности сам по себе не привел к инвестиционному буму, потому что оказалось, что помимо этого очевидного барьера на Северном Кавказе остаются прочие трудности, характерные и для других российских регионов: низкое доверие бизнеса к власти, к правоохранительным органам. Поэтому путь, который нужно проделать и Кавказу, и другим субъектам Российской Федерации для роста экономики примерно одинаков.
Закрыть Наверх
Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог
На Кавказе нужно повторение советских пятилеток и ударной индустриализации
читать полностью
Дмитрий Журавлев
Дмитрий Журавлев
Политолог
Оценка премьер-министра Михаила Мишустина объективно отражает ситуацию по Северному Кавказу: наши усилия к ожидаемому результату не привели.
С моей точки зрения (напомню, я политолог, а не экономист) проблема была в том, что предпринимаемые меры были именно мерами поддержки экономики, в то время как Северный Кавказ нужно не поддерживать, а создавать заново.
Идея мер поддержки, использования макроэкономических стимулов построена на том, что в общем все хорошо, но надо, чтоб было лучше. А что, если системы нет совсем? Тогда все эти стимулы не помогают.
То, что у вас в регионе снижены налоги на инвестиции - очень важно в Москве или в условной Оклахоме, но где-нибудь между Нальчиком и Назранью это совершенно не важно, потому что найти дурака, который захочет инвестировать туда, не так легко. Причем важна не только сама безопасность, сколько вера в эту безопасность. Может быть, там даже безопасность есть, но никто не хочет это проверять.

Пока даже если на Кавказе снижены налоги, а в соседнем Краснодарском крае - нет, то инвестор скорее пойдет в Краснодарский край, потому что он его не боится. И вопрос даже не в том, есть ли чего боятся объективно, а в уже сформированном имидже - что это опасный регион, что вкладываться туда не стоит, а наоборот, нужно как можно быстрее оттуда бежать. При этом у местных людей своих денег на развитие экономики мало.

Исправление репутации не может идти в отрыве от остального. Чтобы люди поверили, нужно им факты демонстрировать - новые предприятия, хорошую инфраструктуру. Тут нужно задействовать не макроэкономические механизмы, а проводить что-то вроде советских пятилеток и индустриализации. Там надо строить дороги, заводы, обеспечивать безопасность вложений.

 

Это очень долгосрочный проект, но потенциал у него огромный, потому что это действительно богатый край: ведь в советское время это была “и житница, и здравница, и кузница”, как говорил товарищ Саахов из "Кавказской пленницы".
Закрыть Наверх
0 комментариев