ЭКСПЕРТНЫЙ ПОРТАЛ ДЕБАТОВ И МНЕНИЙ

Эксперты прокомментировали экономические последствия от потери «Северных потоков»

В понедельник, 26 сентября, стало известно о повреждении одной из линий газопровода «Северный поток-1». Во вторник Nord Stream AG заявила о ЧП на трех нитках – оказались выведены из строя обе ветки «СП-1» и одна из веток «СП-2». После этого береговая охрана Швеции обнаружила четвертую утечку. Проводится расследование, основная версия большинства стран, которых затрагивает ЧП, – диверсия. Службы безопасности Германии допустили, что обе нитки газопровода «Северный поток-1» более не пригодны для использования и будут закрыты навсегда, как и «Северный поток-2». В Кремле также не знают, будут ли «Северные потоки» когда-либо перезапущены. Редакция PublicO спросило у экспертов, к каким экономическим последствиям это приведет.

Так, экономист, руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников признал, что восстановление «Северных потоков» находится под очень большим вопросом.

«Во-первых, оно потребует существенного времени, по крайней мере, нескольких месяцев даже с технико-технологической точки зрения. Надо провести все изыскательские и поисковые работы, найти соответствующие суда. Дальше посмотреть, что нужно делать, каким образом можно делать, какие рассчитать объемы и затраты времени, все это обсудить с возможными партнерами. Во-вторых, мы упираемся в то, что нынешняя геополитическая ситуация системной работе по восстановлению газопроводов откровенно препятствует, поэтому в ближайшей перспективе, я думаю, можно считать «Северные потоки» потерянными для Европы и для нас», - пояснил эксперт.

Он отметил, что последствия для ЕС будут весьма неприятные. «Ясно, что дефицит будет. Американцы очень существенно нарастили за этот год поставки сжиженного природного газа в Европу, но у США есть пределы наращивания своих собственных производственных мощностей. Они уже, по мнению многих наблюдателей, как раз к ним подошли, и больше, по крайней мере, в этом году, нарастить поставки уже не могут.

То же самое по другим производителям, их осталось не так много. Это отчасти Алжир, отчасти Норвегия, часть североафриканских стран, которые только входят в мировой газовый рынок. Этот поток со временем будет нарастать, но он также достаточно дорогой, потому что морские перевозки — это затратный способ, надо создать суда, и это требует времени. Зима в Европе оказывается достаточно сложной», - заключил Масленников.

Первый министр экономики в истории новой России, государственный деятель и ученый-экономист Андрей Нечаев отметил, что лежащие на поверхности экономические последствия — это то, что газопровод до ремонта не удастся использовать для поставок газа, и дальше нужно будет разбираться, насколько вообще возможен ремонт, сколько это займет времени. Другое дело, если Запад (а сейчас есть такая версия) все-таки обвинит Россию в том, что это была не авария, а целенаправленная диверсия, взрывы.

«Лично я в этом сомневаюсь: зачем взрывать собственную трубу, когда можно просто поставить заслонку? Тем не менее, эта версия является преобладающей, и если она станет главной, то думаю, вслед за этим последуют новые достаточно жесткие санкции. Европа сейчас в ходе энергетического кризиса крайне чувствительна к проблемам энергоснабжения и, в том числе, газоснабжения», - сказал экс-министр.

При этом для России сама потеря «Северных потоков» также не останется бесследной: хотя доходы от экспорта газа сильно уступают доходам от экспорта нефти, но, тем не менее, это важная составляющая общей экспортной выручки и в конечном итоге доходов бюджета.

Комментарии