ЭКСПЕРТНЫЙ ПОРТАЛ ДЕБАТОВ И МНЕНИЙ
Кризисы высшего образования и ИОТ
Автор: Александр Богомолов, редактор отдела аналитики

Кризисы высшего образования и ИОТ

«Наше образование – легкое и скучное, а должно быть трудным и интересным». Эта фраза профессора МШУ «Сколково», научного руководителя программы «Приоритет-2030» Андрея Волкова, произнесенная на проходящем сейчас в Москве Втором Всероссийском ИОТ-слете, исчерпывающе объясняет, зачем проводится это мероприятие.

Термин ИОТ (индивидуальная образовательная траектория) лишь кажется узкоспециальным и интересным только самим преподавателям. Но разрабатываемые в рамках этого направления индивидуальные подходы к образовательным практикам позволят преодолеть кризис, к которому неминуемо движется система высшего образования.

Волков говорит, что еще десять лет назад университеты лишь выживали. Сегодня живут обычной, рутинной жизнью. Но говорить о том, что они развиваются – еще рано. А на горизонте маячат серьезные угрозы. Эпоха традиционного образования умирает, говорят специалисты. Уже сейчас университеты конкурируют с большими образовательными онлайн платформами, в том числе зарубежными. А по мере совершенствования этих структур и их распространения конкуренция будет все больше ужесточаться. ChatGPT и другие чат-боты на основе искусственного интеллекта — это «привет с того света». Да, университет «ставит мышление», но современные молодые люди не хотят в аудитории. Студенты все менее готовы просто грузиться стандартизированной информацией. Преподаватели знают, что внимания аудитории хватает на 7-15 минут, после чего она уходит в телефон. Пессимисты считают, что в недалеком будущем останутся только гранды типа МГУ и ВШЭ с многомиллионными бюджетами и политическим вниманием властей.

Владимир Рахтеенко, председатель совета ИОТ-Консорциума, добавляет к этому перечислению угроз: «Мы проанализировали сферу образования и поняли, что в ней есть три ключевых дефицита.

• Люди, которые действительно меняют образование. Причем они исчисляются десятками, может быть сотнями людей на страну. Не разговаривают об этом, а меняют, не боясь ошибок, что они пойдут не туда. Люди, которым не все равно. Пассионарии, которых чудовищно мало. А если нам нужны изменения, то нужны именно такие люди.

• Дефицит образа будущего.

• Ресурсы. Если не научиться создавать конвенциональные стандарты, которые устраивают ну хотя бы десяток вузов, то образование просто обречено».

Спасением системы высшего образования и, если брать шире, способом предотвращения роботизации человечества может стать как раз ИОТ. "Чтоб университету быть конкурентоспособным - ему приходится заниматься индивидуализацией, иначе он уйдет с рынка", – говорит Андрей Волков. Проще говоря, ИОТ – это способ максимально персонализировать процесс образования студента с учетом его уровня знаний, желаний и самооценки. Например, внедрение ИОТ в Южноуральском университете для подтягивания студентов 1 курса до базового уровня по математике во внеурочное время позволило быстро купировать проблему недостаточности их подготовки, что ранее приводило к массовым отчислениям.

А ведь это общая проблема. Андрей Келлер, руководитель ФГАНУ «Социоцентр», говорит: «Мы постоянно слышим, что абитуриент на входе имеет слабые базовые знания в математике, на это жалуются технические университеты. И первый шаг ИОТ — выстроить образовательный процесс таким образом, чтобы довести уровень поступившего студента до базового минимума, который позволит освоить блок дисциплин. Это программы буквально доучивания студентов на основе входного тестирования; компенсация проблем, с которыми сталкивается университет при очередном наборе».

Елена Степанова, ректор ЯГТУ, подтверждает: «Для чего нам ИОТ? Мы три года это делаем. Почему? Потому что надоело разбираться с частностями, в том числе на примере неоднородности студентов. Неоднородность на уровне групп студентов, которые имели невысокий уровень подготовки по определенным дисциплинам. Сейчас сократилось отчисление на уровне первых курсов по неуспеваемости. Это и причина, что студенты все разные. Это тенденция к дезадаптации по нескольким предметам и отсутствие способности к самоопределению. Ком таких частностей растет, и наш опыт ИОТ — это попытка системного решения при полном осознании, что университет еще и неоднороден внутри. Зачем нам ИОТ? Это наша конкурентоспособность. Мы многое пробуем. У нас работает биржа проектов как способ сборки команд. Мы хотим стать понятными для предприятий через формат учебных задач. Делаем ставку на максимизацию отношений и доходов от хозяйственных договоров на НИОКР с индустриями. Наши студенческие команды заходят в периметр групп разработчиков. И все это при том, что мы понимаем: государственные деньги нам по ряду причин недоступны. И для нас не стоит вопроса „или“. Это скорее вопрос верного сочетания индивидуализации разных уровней подготовки и приоритетов университета. У нас в программе развития проект «Инженерной школы политеха». Это предельно индивидуализированный подход и свободный учебный план. Работа со студентом в такой организованной деятельности развивает его способности к самоопределению. И это один из смыслов индивидуализации».

Елена Степанова говорит о том. что ИОТ решает важнейшую проблему системы высшего образования – вход выпускника в реальный мир. Келлер уточняет: «Я сейчас говорю как человек, который проработал достаточно долго и в системе высшего образования, и в отраслевой науке (моя отрасль автомобилестроения относится к критическим отраслям развития страны). Всем нужны кадры, способные здесь и сейчас решать задачи по разработке новых видов автотехники. Нужен широкий набор навыков, и ни один вуз сейчас в стране не дает необходимые компетенции выпускнику, чтобы он мог начать бесшовно работать на предприятии. Это связано с широким спектром задач, которые встанут перед человеком. Кроме широких навыков нужны еще и индивидуальные профессиональные компетенции, которые не формируются массовым поточным образованием».

Ректор ТУСУР Виктор Рулевский также считает, что ИОТ нужна для формирования необходимых компетенций и обеспечения бесшовной связи межу вузом и производством. «Студент должен быть соучастником процесса образования», говорит он.

Если ИОТ такая важная и нужная вещь, как уверяют участники слета, то почему этот метод пока редко применяется в наших вузах? Объясняет Андрей Волков: «Это очень хлопотно, трудно, гораздо сложнее управляется, требует еще существенных ИТ-инвестиций».

Что подводит к еще одной проблеме нашего высшего образования, о которой говорит Владимир Рахтеенко: «Вы не понимаете, насколько вы нищие. Насколько у вас нет ресурсов, чтобы решать эти задачи. Даже огромные вузы типа МГУ и Вышки. В среднем корпорация на процессы развития в год тратит минимум 10 млрд рублей. А если мы сложим все бюджеты развития вузов на автоматизацию процессов, то нуля справа не будет хватать».

Проблем много, благостных ощущений слет не оставляет. Но обнадеживает как раз состав его участников. Это те самые люди, которые тащат телегу прогресса, не боясь собственных ошибок, гнева начальства, лени студентов, критики и недовольства косных коллег. Они смотрят за горизонт.

 

 

 

 

 

Новости партнеров